Ребенок взрослеет – это нормально…

Редакционная почта – отдельный живой организм, который находится в постоянном взаимодействии с организмом газеты. Через газету читатели дискутируют друг с авторами материалов, их героями и даже друг с другом. На цикл статей, посвященный взаимоотношениям в семье, который журналисты «ПС» готовят при помощи психотерапевта Павла Фалюшняка, наши читатели отреагировали особенно эмоционально. «Маленькие детки – маленькие бедки, — так прокомментировала статью о важности перестройки всей семьи будущего первоклассника одна из бабушек.  – А что вот, скажите со здоровым лбом делать, который дожил до 16 лет  — и из дома сбегать начал? Всю жизнь родители для него старались, из кожи вон лезли, а он теперь только денег у них возьмет, мол, вы обязаны меня содержать – и на несколько дней пропадет. Мать бедная мечется, ищет его, отец с сердцем каждый раз, а он говорит, что ему дома невыносимо… И ведь семья приличная, работящая, не пьют, не гуляют…»

Вопрос отчаявшейся понять внука бабушки мы адресовали нашему постоянному гостю – ведущему специалисту в области семейных отношений доктору Павлу Фалюшняку.

-Павел Федорович, почему детям становится невыносимо жить в благополучной семье? Ведь судя по милицейской статистике, этот внук – не единственный беглец в Тольятти.

-В первую очередь нам необходимо ответить на вопрос: что мы считаем благополучной семьей?

-Наличие обоих родителей, средств к существованию и заботы о своем ребенке, наверное.

-Увы, все эти факторы не говорят о том, что речь идет о благополучной семье. Они говорят лишь о наличии материального благополучия. Люди могут жить на одной территории, как в общежитии, где каждый занимается своими делами. И при материальном благополучии в семье может быть катастрофическая нехватка благополучия эмоционального. Бегут дети из дома как раз из-за отсутствия второго. От нехватки эмоционального, психологического благополучия.

-Каковы критерии эмоционального благополучия в семье?

-Это когда ребенка слышат, понимают, доверяют ему. Доверие – ключевое понятие. Я не говорю о том, что не должно быть никаких рамок. Я говорю о том, что рамки важно, с возрастом расширять. У ребенка должна появиться ответственность за то, что он делает.

Подростковый возраст – один из самых сложных этапов для человека, и тут я не открываю Америку. В это время идет резкое взросление, резкий переход от детства к взрослой жизни. Половое созревание, изменяющийся гормональный фон… Подростки начинают по-другому на себя смотреть. Родительский авторитет снижается, ребенок примеряет себя к той или иной социальной группе, ищет, с кем ему лучше, удобнее, ищет свою среду. Родители этого принимать не хотят. Или не замечают. Родители ведь часто считают, что раз это их ребенок, то и вырасти из него должно их подобие.

-Объяснимая логика: лучше всего обучить можно тому, что сам хорошо умеешь. К тому же гены…

-Да. Но ведь доходит до абсурда. Однажды к нам обратилась мама с 20-летним сыном. «Сделайте, — просила она,  — с ним что-нибудь: он замечательный ребенок – послушный, внимательный. Но сам никакой инициативы не проявляет! Если я ему что-то поручаю, он все отлично выполняет. Но потом сидит и ждет дальнейших указаний». В этой семье папа оказался военным: «Равняйсь! Смирно! Бегом марш!». Из ребенка вырос отличный исполнитель. Но не творец собственной жизни. И мама пришла, беспокоясь, что же с ним будет, когда не станет родителей.

-И что, как вы думаете, с ним может быть?

-Как правило, такие дети находят вторую половину, которая говорит им, что делать. Находят, если повезет. А есть и другая реакция на родительское давление – протест. Мы как-то работали с подростком, эпизодически употреблявшим наркотики. К счастью, родители вовремя обратились за помощью, и мы все вместе с проблемой справились. Любопытно в этой истории было то, почему мальчик вообще попробовал наркотики. Однажды они с отцом смотрели какую-то передачу по телевизору об этом, и отец сказал ему: не дай бог я тебя за таким увижу!… Ребенок на следующий же день пошел и нашел компанию, где можно попробовать наркотики.

-Родительское давление – плохо. Но ведь и отпускать ситуацию на волю волн тоже опасно. Какой бы гормональный и личностный рост не происходил у подростка, он остается незащищенным, нуждающимся в поддержке ребенком. Как быть родителям?

-Быть с ним рядом. Потому что все подростки проходят похожую фазу, а значит, ведут себя похоже. Они вроде бы  уверены, что весь мир для них, и все в жизни нужно попробовать и узнать, но одновременно понимают, что это не так, что нужно найти свою нишу, свой путь. И это очень сложный момент. В этот момент человеку очень нужно, чтобы близкие были с ним рядом.

-Но вы сами сказали: родительский авторитет снижается в это время. В качестве кого родитель может быть рядом?

-В качестве друга. Старшего товарища.

-Для того чтобы это понимать, родитель должен обладать определенной мудростью. Но ведь к подростковому возрасту своих детей родители и сами переживают кризис середины жизни, кризис сорокалетия, правильно?

-Да. Родитель задает себе вопросы о том, кто он, что он умеет, что получил в этой жизни и куда идти дальше. Тут может найти коса на камень. Родитель с высоты своего возраста глядя на подростка видит в нем свои черты, пытается что-то исправить… А исправлять нужно свою жизнь.

Другой момент. Ребенок вырастает и готовится покинуть родительскую семью. А родитель не готов его отпустить. Он, конечно, говорит о том, что беспокоится за него, что самостоятельная жизнь полна опасностей, но на самом деле он просто боится остаться без ребенка. Ведь к тому, как быть родителем, он уже адаптировался. А вот как быть человеком, мужем, женой?… Часто люди живут вместе потому, что у них есть связующее звено – ребенок. И когда он подрастает и уходит, им приходится взглянуть друг на друга и задать вопрос: а у нас-то что есть общего и как мы дальше будем жить?

-Выходит, в подростковый возраст семья тоже входит всем коллективом, как и в любой другой кризис?

-Да. В этот период могут участиться конфликты в семье. У мужчин появляется алкоголь, связи на стороне. А крайним оказывается ребенок. «Видишь, как мы из-за тебя переживаем!» — кричат ему. А переживают на самом деле из-за себя, из-за того, как  будут жить без ребенка. И на консультациях выясняется, что реальных серьезных поводов для переживаний о ребенке нет.       Бывает и наоборот, ребёнок ведёт себя плохо, чтобы отвлеч родителей от конфликтов – объеденить их

-Чем может помочь консультация специалиста?

-Специалист поможет адаптироваться и подготовиться к тому, что это не только ваш ребенок, но и самостоятельный человек, имеющий право выбора. До 6-7 лет более необходимы родительские директивы, с 7 до 15 – пополам, а после 14-15 уже необходимо, чтобы самостоятельность возрастала, чтобы ребенок спокойно принимал рамки социализации.

Однажды к нам пришла мама с 19-летней дочерью. «Мы же тебе, — говорит,  — все самое лучшее давали всегда. Чего тебе не хватает?!» А дочь отвечает: «А вы когда мне это лучшее давали, спросили меня, нужно мне это?»… Все мы, родители, стараемся сделать как лучше. Важно понять, нужно ли это нашим детям.

Записаться на первичную
(бесплатную) консультацию
Заполните форму и мы свяжемся с Вами в ближайшее время

Консультации, тренинги, игры, марафоны

В какой-то момент вы просто поймете, что надо!
Пусть ваш комфорт начнётся сегодня.

сделать шаг
станет легче
а потом хорошо